Воссоединение

Не начинающий автор, ибо на Книге Фанфиков сижу давно. Прошу оставлять комментарии, так как в жанре Ориджиналы пробую себя впервые. Кстати, Эйс Маккия — выдуманный персонаж, поэтому не стоит искать его в интернете. 

«Из­нан­ка на­ше­го ми­ра та­ит в се­бе мно­жес­тво сек­ре­тов. Сек­ре­тов ув­ле­ка­тель­ных и опас­ных, мис­ти­чес­ких и не­ве­ро­ят­ных. Они так ма­нят к се­бе, что от­ка­зать­ся от них не­воз­мож­но».
Э. Мак­кия

«Лю­ди ищут се­бя в лю­дях вок­руг, кто-то – в кни­гах, филь­мах, кар­ти­нах. А я при­ду­мы­ваю свой собс­твен­ный мир – ни­ка­ких пра­вил, а единс­твен­ное ог­ра­ни­че­ние – твоя собс­твен­ная фан­та­зия. И пусть дру­гие го­ворят, что я ухо­жу от ре­аль­нос­ти. Ре­аль­ность слиш­ком обы­ден­на».
А. Ан­дер­сон

***

Сер­дце сжа­лось, ког­да пос­лы­шал­ся шум от уда­ра. Силь­но­го уда­ра, ко­то­рый стал приб­ли­жать­ся. Ка­залось, что сей­час сто­ишь пос­ре­ди бит­вы, а не в ук­ром­ном мес­те под сто­лом. Сно­ва шум, но уже с но­вой си­лой. Ок­но, ко­то­рое ка­ким-то об­ра­зом ока­за­лось це­лым, раз­би­лось от пу­ли, а на ули­це ря­дом с ко­фей­ной по­ка­за­лась вер­хуш­ка Биг-Бе­на.

Что же, зато сбылась мечта увидеть Лондон, хоть это и будет последним делом в жизни.

Опять. Толь­ко те­перь ни удар, ни гром, ни взрыв, ни звук про­ез­жа­ющих ма­шин, ро­бо­тов, тан­ков — это был лязг ме­тал­ла. Не­уж­то лю­ди ре­ши­ли сра­жать­ся, как в сред­не­ве­ковье? Гла­за зак­ры­лись, ког­да пос­лы­шал­ся шум бом­бы, та­кие ис­поль­зо­ва­ли толь­ко ан­гли­ча­не. Сей­час про­ис­хо­дя­щее на­по­ми­на­ло Вто­рую Ми­ро­вую Вой­ну, толь­ко здесь при­сутс­тво­ва­ли ро­бо­ты, ору­жия, ко­то­рые прес­ле­до­ва­ли цель и тог­да, во вре­мя Ве­ли­кой Оте­чес­твен­ной Вой­ны, ког­да еще не бы­ло тех­ни­чес­ко­го прог­рес­са.

Сер­дце за­би­лось быс­трее, ког­да где-то со сто­ро­ны пос­лу­шал­ся воп­рос: «Здесь есть кто-ни­будь?». Хо­тя он и был за­дан на рус­ском, ак­цент яв­но был ан­глий­ским. Гла­за от­кры­лись, а пря­мо пе­ред ли­цом по­явил­ся че­ло­век. При све­те тус­клой лам­пы вид­не­лись ко­рот­кие каш­та­но­вые во­ло­сы, го­лу­бые гла­за, по­хо­жие на чис­тое не­бо и сим­па­тич­ное ли­цо.

— На­де­юсь, расс­тре­ла не бу­дет? — в один го­лос по­ин­те­ре­со­ва­лись па­рень и де­вуш­ка.

— Ан­гли­ча­нин, — ско­рее не спро­си­ла, а кон­ста­ти­ро­ва­ла факт ка­рег­ла­зая.

— Рус­ская, — про­из­нес го­лу­бог­ла­зый, — я так по­ни­маю, ты не из их ря­дов? — от­ве­том пос­лу­жил ки­вок, — Эйс Мак­кия.

Ша­тен при­сел ря­дом, ух­ва­тив­шись за нож­ку сто­ла. Имя бы­ло зна­ко­мо рус­ской. Хо­тя, кто не зна­ет его? Ан­глий­ско­го ак­те­ра, ко­то­рый сыг­рал во мно­гих из­вес­тных филь­мах.

— Вос­хи­щать­ся ва­шей иг­рой бу­ду поз­же, ес­ли это, ко­неч­но, про­изой­дет, — про­шеп­та­ла ша­тен­ка, ког­да пос­лы­ша­лась ходь­ба воз­ле ко­фей­ни, — на­де­юсь, мо­жем пе­рей­ти на «ты»? — па­рень кив­нул, — Ава­лайн Ан­дер­сон.

— Ава­лайн? Ан­дер­сон? Стран­ное имя и фа­ми­лия для рус­ской.

— Дед лю­бил ан­глий­ские име­на, а фа­ми­лия не име­ет зна­че­ния, по­то­му что в Рос­сии по­ме­ня­ли их боль­ше по­ло­ви­ны на­се­ле­ния.

Пос­лы­ша­лись ша­ги и муж­ские го­ло­са — ар­мия из Рос­сии. Нуж­но бы­ло при­ду­мы­вать ле­ген­ду для Эй­са. О том, что ме­няли фа­милии, пом­ни­ли и вой­ска, по­это­му они не уди­ви­лись, ког­да де­вуш­ка пред­ста­ви­лась под этой фа­ми­ли­ей. Мак­кия для рус­ских стал глу­хо­не­мым Ар­те­мом Па­ни­ным, ко­то­ро­му фа­ми­лию не из­ме­ни­ли. Рус­ские сол­да­ты уш­ли, а в ко­фей­ни во­ца­ри­лась ти­ши­на.

— Так зна­чит те­бя не взя­ли на вой­ну? — поп­ра­вив оч­ки, по­ин­те­ре­со­ва­лась Ава­лайн.

— Нет. Ак­те­ров не бе­рут, — он по­мо­тал го­ло­вой и слег­ка при­ку­сил гу­бу, — что бу­дем де…

До­го­во­рить Эй­су не да­ла еще од­на ар­мия, толь­ко она бы­ла нем­но­го мень­ше. Сол­да­тов из Рос­сии бы­ло око­ло двад­ца­ти, этих же че­ловек де­сять. Ан­глий­ская ар­мия про­ша­га­ла вок­руг сто­лов и ос­та­но­ви­лась пря­мо пе­ред ни­ми. Ка­кой-то вы­со­кий, тем­но­ко­жий и тол­стый муж­чи­на наг­нул­ся до та­кой сте­пе­ни, что пос­лы­шал­ся хруст кос­тей.

— Кем яв­ля­етесь? — по­ин­те­ре­со­вал­ся сол­дат.

Го­лос ко­ман­ди­ра был нас­толь­ко ни­зок и од­нов­ре­мен­но ус­тра­ша­ющ, что Ан­дре­сон еле удер­жа­лась, что­бы не крик­нуть и не убе­жать от­сю­да прочь. Он го­во­рил на ан­глий­ском, но по­нять этот язык бы­ло про­ще прос­то­го. Эйс знал рус­ский, хо­тя го­во­рил на нем пло­хо, а Ава­лайн зна­ла ан­глий­ский, но то­же го­во­ри­ла пло­хо.

— Я… Я Эйс Мак­кия, а эта Ава Кь­юбитт, — про­из­нес ак­тер, слег­ка за­мет­но сглот­нув, — не пы­тай­тесь с ней го­во­рить. Она все рав­но не ус­лы­шит. Глу­хо­не­мая.

Чер­но­ко­жий взгля­нул на Ава­лайн, при этом ис­пе­пе­лив взгля­дом, по­том под­нял­ся, сно­ва с хрус­том в кос­тях. Поз­же что-то по­ка­зал сво­им сол­да­там, взгля­нул на двух си­дя­щих и про­из­нес:

— Ес­ли что — кри­чит… — хо­тел бы­ло ска­зать «кри­чи­те», как взгля­нул на Ан­дер­сон, — ес­ли что — кри­чи.

В ко­фей­ню че­рез раз­би­тое стек­ло под­бро­си­ли что-то по­хо­жее на «Яд-бом­бу», ко­то­рую при­ду­ма­ли гре­ки, ко­то­рые слу­жи­ли Вик­то­ру Алек­се­еви­чу Ар­ша­еву — но­во­му пре­зи­ден­ту Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Сол­да­ты Ан­глии ки­ну­ли что-то под­рос­ткам. Этим «что-то» ока­за­лись уль­тра­сов­ре­мен­ные по­вяз­ки «Яд-до­лой», ко­то­рые соз­да­ли все те же гре­ки, ко­то­рые слу­жи­ли Бе­не­дик­ту Хь­юмо­ру — но­во­му пре­зи­ден­ту Ве­ли­коб­ри­та­нии.

С названиями греки явно не заморачивались. Как придумали — так и назвали. 

В по­ме­ще­ние вор­ва­лись рус­ские, при­дер­жи­вая ружья. Яд рас­се­ял­ся, и ан­глий­ская ар­мия, встав нап­ро­тив, дос­та­ла свое ору­жие. Все тот же чер­но­ко­жий по­до­шел к гла­ва­рю, и, на рус­ском, вы­де­ляя неп­ра­виль­но сло­ва, ска­зал:

— Не сметь на­па­дать на ан­гли­чан! — ко­ман­дир рус­ских ука­зал на си­дя­щих под­рос­тков.

— Они, по-ва­ше­му, ан­гли­ча­не? — муж­чи­на рас­сме­ял­ся и, ус­по­ко­ив­шись, ско­сил взгляд на ре­бят, — они рус­ские!

— Ан­гли­ча­не!

— Рус­ские!

Их спор про­дол­жал­ся де­сять ми­нут, по­ка оди­но­кий стол, с че­тырь­мя но­га­ми и од­ной нас­то­ящей, убе­гал из за­ве­де­ния. Че­рез пять пе­ре­ул­ков они ос­та­но­ви­лись, что­бы ус­ми­рить бе­ше­но бь­юще­еся сер­дце. Да­же здесь, в еще од­ном ук­ром­ном угол­ке, где тем­но и сы­ро, где нет ни­ко­го, кро­ме них, слы­ша­лись вос­кли­ца­ния двух сто­рон.

Че­рез ми­ну­ту пос­лы­ша­лось гнев­ное: «Где эти рус­ские?!», а сле­дом: «Не рус­ские, а ан­гли­ча­не!». Имен­но в этот мо­мент сер­дце за­би­лось еще быс­трее, зас­тав­ляя за­быть обо всем: о семье, о друзь­ях, о ре­пе­ти­ции, о сце­на­рии, о но­тах на фор­те­пи­ано, за­быть да­же друг дру­га.

По­яви­лась еще од­на «Яд-бом­ба». Хо­ро­шо, что эти двое не сня­ли уль­тра­сов­ре­мен­ные по­вяз­ки. Бом­ба утих­ла, и выс­ко­чи­ли сол­да­ты рус­ских и ан­гли­чан. Стол тут же под­вер­гся унич­то­же­нию из-за ар­мии, а Ава­лайн и Эйс тем вре­менем под­ня­лись на кры­шу. Сни­зу сно­ва раз­дал­ся ужас­ный вопль, а лес­тни­ца, по ко­то­рой заб­ра­лись ре­бя­та, на­чала тряс­тись.

— Что бу­дем де­лать? — по­ин­те­ре­со­ва­лась де­вуш­ка.

По­яви­лось ли­цо од­но­го из сол­дат, и Ан­дер­сон но­гой сбро­си­ла его. Мак­кия взял то­пор, не­весть от­ку­да по­явив­ший­ся, и на­чал дол­бить им о ме­тал­ли­чес­кую цепь. Че­рез ми­ну­ту лес­тни­ца ока­за­лась пол­ностью на кры­ше, а сол­да­ты убе­жа­ли. Ви­ди­мо, на оче­ред­ную бес­по­лез­ную бит­ву.

Два дня на­зад был унич­то­жен Ис­лин­гтон. Мес­то, где ро­дил­ся Эйс. Бы­ла стран­ная судь­ба у это­го при­го­ро­да: сна­ча­ла он был ни­ко­му не ну­жен, по­том прев­ра­тил­ся в вы­со­кок­лас­сный рай­он, а поз­же в раз­ва­ли­ны, и Ис­лин­гтон сно­ва ни­ко­му не ну­жен. Не­де­лю же на­зад был поч­ти что унич­то­жен Став­ро­поль. Мес­то, где ро­ди­лась Ава­лайн. Пос­тра­да­ли око­ло 42% на­се­ле­ния, в том чис­ле 87% до­мов и па­мят­ни­ков.

— Итак, мо­жешь вос­хи­щать­ся, — ак­тер ре­шил раз­ря­дить об­ста­нов­ку.

— Ты о чем? — Ан­дер­сон выр­ва­лась из сво­их мыс­лей и удив­лен­но взгля­ну­ла на зна­ко­мо­го.

— Ну, ты са­ма ска­за­ла, что бу­дешь вос­хи­щать­ся мо­ей иг­рой поз­же, — ус­мех­нул­ся Мак­кия, — а ес­ли чес­тно, что ты ду­ма­ешь о лю­дях и о ре­аль­нос­ти?

— Не­уж­то те­бе прав­да ин­те­рес­но знать, о чем я ду­маю? Мне вот ин­те­рес­но, что ты ду­ма­ешь о ми­ре? — Ава­лайн слег­ка при­под­ня­ла ле­вую бровь, но под прон­зи­тель­ным взгля­дом го­лу­бых глаз, от­ве­ти­ла:

— Лю­ди ищут се­бя в лю­дях вок­руг, кто-то – в кни­гах, филь­мах, кар­ти­нах. А я при­ду­мы­ваю свой собс­твен­ный мир – ни­ка­ких пра­вил, а единс­твен­ное ог­ра­ни­че­ние – твоя собс­твен­ная фан­та­зия. И пусть дру­гие го­во­рят, что я ухо­жу от ре­аль­нос­ти. Ре­аль­ность слиш­ком обы­ден­на, — де­вуш­ка от­ве­ла взгляд, — те­перь ты. Что ты ду­ма­ешь о ми­ре и о его из­нан­ке?

— Из­нан­ка на­ше­го ми­ра та­ит в се­бе мно­жес­тво сек­ре­тов. Сек­ре­тов ув­ле­ка­тель­ных и опас­ных, мис­ти­чес­ких и не­ве­ро­ят­ных. Они так ма­нят к се­бе, что от­ка­зать­ся от них не­воз­мож­но, — от­ве­тил Эйс, — те­бе то­же не нра­вит­ся вой­на, вер­но?

— Ага. Они ус­тро­или её ра­ди тер­ри­то­рий. Я уве­ре­на!

— Я с то­бой сог­ла­сен. Стран­ные лю­ди. Тех­но­ло­гии ведь дош­ли до то­го, что мож­но соз­дать ос­тров пос­ре­ди мо­ря, а они вой­на­ми все ре­ша­ют!

— Моя ма­ма го­во­ри­ла, что в две ты­ся­чи сто двад­ца­том го­ду был мир. Нас­то­ящий мир. Аме­ри­ка, в кон­ца кон­цов, уб­ра­ла все сан­кции; Ук­ра­ина, с по­мощью Рос­сии, на­ко­нец вер­ну­лась в преж­нюю ко­лею; Фран­ция пе­рес­та­ла есть ля­гу­шек, при этом два ра­за сме­нив пре­зи­ден­та, но они то­же от­ста­ли от Ка­зах­ста­на; Ар­ме­ния вер­ну­ла Вос­точ­ную часть; Ан­глия на­чи­на­ла стро­ить ка­кой-то па­мят­ник в честь Ели­за­ве­ты II, а Рос­сия соз­да­ла па­мят­ник в честь Вла­ди­ми­ра Вла­ди­ми­ро­ви­ча Пу­ти­на, ко­то­рый, про­жив свои сто лет, из­ме­нил эту стра­ну до не­воз­мож­нос­ти. Не бы­ло вой­ны ни в од­ной стра­не! Спус­тя де­сять лет, в две ты­ся­чи сто трид­ца­том го­ду, пре­зи­ден­ты хо­те­ли объ­еди­нить­ся и соз­дать од­ну боль­шую дер­жа­ву, но не по­лу­чи­лось. Из-за че­го — не­из­вес­тно. И в две ты­сячи сто трид­цать де­вя­том го­ду на­ча­лась вой­на. Из-за че­го — то­же не­из­вес­тно. Как ду­ма­ешь, мо­жет, из-за них стра­ны не смог­ли объ­еди­нить­ся?

На этот воп­рос Мак­кия не ус­пел от­ве­тить. Где-то вда­ли сно­ва пос­лы­шал­ся скре­жет ме­тал­ла, а не­по­да­ле­ку взор­ва­лась бом­ба. Ря­дом с кры­шей. Бе­зо вся­кой при­чи­ны. Хо­тя, при­чина бы­ла уже яс­на: ви­ди­мо, сол­да­ты не уш­ли, а обош­ли зда­ние сза­ди, и, вмес­те, что очень стран­но, бро­си­ли её. Мак­кия и Ан­дер­сон, взгля­нув пря­мо и по­бе­жав ту­да, тут же пе­реп­рыг­ну­ли на сле­ду­ющую кры­шу до­ма. Сно­ва бом­ба.

— Черт, в ка­кой же не­под­хо­дя­щий мо­мент они ре­ши­ли объ­еди­нить­ся, — чуть бы­ло не упав, про­го­во­ри­ла Ава­лайн и пос­пе­ши­ла вслед за уже чуть боль­ше чем при­яте­лем. Дру­гом, по­хо­же.

— На­чать ре­ша­ющую бит­ву че­рез пять ми­нут! — пос­лы­ша­лось вни­зу, и там же раз­дал­ся ка­кой-то гу­док, ко­то­рый ис­хо­дил изо рта ма­лень­ко­го ро­бо­та-убий­цы (ко­то­рый при оп­ре­де­лен­ных на­жа­ти­ях ста­но­вил­ся боль­шим).

Го­лос то­го, кто кри­чал, был уже дав­но не мо­ло­дым, не то что­бы ста­ри­ка, но что-то ближ­нее к не­му.

Ак­тер и юрист взгля­ну­ли ту­да, от­ку­да раз­да­вал­ся гу­док. Сто­ял флаг Рос­сии, а ря­дом — Ве­ли­коб­ри­та­нии. В цен­тре, нем­но­го по­за­ди фла­гов, ле­те­ли два пре­зи­ден­та. А даль­ше вой­ско, ко­то­рое, по­хо­же, бы­ло боль­ше, чем у Рим­ской Им­пе­рии. Два по­жи­лых че­ло­ве­ка, и на взгляд трус­ли­вых, так как, ис­поль­зо­вав воз­душ­ные ску­те­ра, они под­ня­лись поч­ти до кры­ши, на ко­то­рой бы­ли ре­бя­та. Сол­да­ты го­то­ви­лись, а их пре­зи­ден­ты на­ко­нец спус­ти­лись.

— Это наш шанс, — про­из­нес Эйс, спус­ка­ясь по лес­тни­це.

— Ага, — от­ве­ти­ла Ан­дер­сон, — стоп, что? Ты с ума со­шел?! Они же нас на мес­те убь­ют! Да­вай луч­ше здесь ос­та­нем­ся! — хо­тя и она спус­ти­лась вслед за Мак­ки­ем.

Ак­тер и юрист по­бе­жа­ли к мес­ту «ре­ша­ющей бит­вы». По­жи­лые муж­чи­ны, лет так шес­ти­де­ся­ти, гнев­но смот­ре­ли друг на дру­га. Тем вре­ме­нем, тот же са­мый гла­варь рус­ских и тот же чер­но­ко­жий, в один го­лос про­из­нес­ли:

— Вот эти двоя рус­ско-ан­гли­чан!

— Я ведь го­во­ри­ла, — про­из­нес­ла де­вуш­ка, уро­нив го­ло­ву на ру­ку.

— Прак­ти­чес­ки, — под­няв ука­за­тель­ный па­лец верх, об­ра­тил­ся он к сол­да­там, — мы го­во­ри­ли прав­ду. Она рус­ская, я ан­гли­ча­нин. Мы еле спас­лись от двух ар­мий с раз­ных сто­рон, ког­да те бро­са­ли в нас бом­бы! Не луч­ше ли прек­ра­тить вой­ну?

Два пре­зи­ден­та взгля­ну­ли на ре­бят, буд­то на иди­отов, и Ава­лайн прек­рас­но по­ни­ма­ла их. Ка­кой ду­рак бу­дет кри­чать, что рус­ская де­вуш­ка и ан­глий­ский па­рень вмес­те убе­га­ли от вой­ск Ан­глии и Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции? Од­на­ко под­дер­жать его на­до бы­ло, ибо зас­тре­ли­ли бы, да­же ни­че­го об­су­див.

— Он прав! — крик­ну­ла ша­тен­ка, — вы оба — иди­оты на го­ло­ву, — сно­ва на­тя­нув оч­ки на гла­за, об­ра­ти­лась она к пре­зи­ден­там. — Хо­ти­те я вам тай­ну от­крою? Най­ти но­вые зем­ли мож­но без войн… и, о бо­же, да­же бес­плат­но!

— Ес­ли вам так нуж­ны зем­ли, мог­ли поп­ро­сить ме­ня, я бы дал спе­ци­аль­ный при­бор, он бы по­мог! — нах­му­рив­шись, до­ба­вил Эйс.

Два пре­зи­ден­та спрыг­ну­ли с воз­душ­ных ску­те­ров и гром­ко, что­бы слы­ша­ли все, Хь­юмор про­из­нес:

— Мы ус­тро­или вой­ну не из-за зе­мель! Мы… Мы с ним два род­ных бра­та, и я вов­се не ан­гли­ча­нин. Я рус­ский. Бе­не­дикт Алек­се­евич Ар­ша­ев…

— Бе­не­дикт? — изу­ми­лась Ава­лайн, — не стран­ное ли имя для рус­ско­го?

— Кто бы го­во­рил, — за­ка­тив гла­за, от­ве­тил Мак­кия, — но за­чем вы на­ча­ли вой­ну? Для че­го?

— Мы с Бе­ном час­то спо­ри­ли в детс­тве, — на­чал Вик­тор, — он го­во­рил, что, ког­да вы­рас­тет, ста­нет сле­ду­ющим пос­ле от­ца, ко­то­рый был пре­зи­ден­том. Я же воз­ра­зил, ибо стар­ше его, и, по-пра­ву, я дол­жен был им стать…

— Стоп, стоп! Но ведь вы­би­ра­ли пре­зи­ден­та го­ло­со­ва­ни­ем, а не по нас­ледс­тву, — Мак­кия из­на­чаль­но не ве­рил этим ти­пам.

— Отец от­ме­нил это. Так вот, ког­да я стал пре­зи­ден­том, я ре­шил по­пы­тать­ся объ­еди­нить все стра­ны. Но, как ока­за­лось, мой млад­ший брат пе­ре­убе­дил пре­зи­ден­та Ве­ли­коб­ри­та­нии. Пос­ле его кон­чи­ны, пре­зи­ден­том выб­ра­ли Бе­на. Сна­ча­ла я не знал, что это он, ибо Бе­не­дикт сме­нил фа­ми­лию, но ког­да уз­нал, я не по­ве­рил сво­им гла­зам. Спус­тя семь лет я на­чал вой­ну, так как по­лу­чал ужас­ные элек­трон-пись­ма от не­го, — за­кон­чил Ар­ша­ев-стар­ший.

— Но за­чем?! — тер­петь гнев Ава­лайн уже не мог­ла, — вы… Вы по­ни­ма­ете, Вик­тор Алек­се­евич, что опо­зо­ри­ли Рос­сию?!

— А Вы че­го улы­ба­етесь, Бе­не­дикт «Хь­юмор»? — под­хва­тил Эйс, — вы опо­зо­ри­ли Ве­ли­коб­ри­та­нию, по­ни­ма­ете?!

— В детс­тве я ду­ма­ла, что Рос­сия — это дер­жа­ва, та­кая же, как и Рим. И рань­ше меж­ду эти­ми дер­жа­ва­ми бы­ло око­ло шес­ти раз­ли­чий, а ос­та­лось толь­ко два!

— Вы не пре­зи­ден­ты, вы лишь ста­рые ду­ра­ки, ко­то­рые не мо­гут все ре­шить сло­ва­ми, а не вой­ной!

— Ес­ли бы я бы­ла пре­зи­ден­том, то сде­ла­ла для стра­ны сов­сем дру­гое, и при­ка­за­ла бы, что­бы вас расс­тре­ля­ли!

— Мо­жет, хва­тит красть мои идеи? — Мак­кия нах­му­рил­ся, об­ра­ща­ясь к Ан­дер­сон, — но я сог­ла­сен с ней! — сно­ва об­ра­тил­ся он к пре­зи­ден­там.

Тем вре­ме­нем два ко­ман­ди­ра из раз­ных сто­рон что-то го­во­ри­ли друг дру­гу, по­том зна­ка­ми по­ка­за­ли что-то сол­да­там. Ми­ну­та — и пос­лы­ша­лись два выс­тре­ла, а пе­ред но­га­ми дру­зей упа­ли тру­пы двух умер­ших.

***

— Мис­тер пре­зи­дент, — в один из за­лов в Бу­кин­гем­ском Двор­це во­шел ох­ран­ник, — к вам при­шел пре­зи­дент Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Приг­ла­шать?

— Ко­неч­но! — улыб­нул­ся тот.

В по­ме­ще­ние вош­ла де­вуш­ка, нер­вно те­ре­бя бе­лый пид­жак, ко­то­рый ей яв­но не нра­вил­ся. Би­рю­зо­вые ба­лет­ки и бе­ло-би­рю­зо­вое платье — вот во что бы­ла оде­та но­вый пре­зи­дент Рос­сии.

— При­вет, Эйс. Дав­но не ви­де­лись, — про­тя­ну­ла ка­рег­ла­зая, креп­ко об­няв дру­га.

— При­вет, Ава­лайн. Да, осо­бен­но из-за вы­бо­ров и вос­ста­нов­ле­ния го­ро­дов, — про­из­нес Мак­кия, — кста­ти, ты те­перь мо­жешь вос­хи­щать­ся мо­ей ак­тер­ской иг­рой! — нас­меш­ли­во до­ба­вил он.

***

Итак, в две ты­ся­чи сто пя­ти­де­ся­том нас­та­ло при­ми­ре­ние двух сто­рон, и прош­ло ров­но пять лет пос­ле то­го слу­чая, ко­то­рый кар­ди­наль­но из­ме­нил ис­то­рию и наш мир. А в две ты­ся­чи сто де­вя­нос­том, ког­да пре­зи­ден­та­ми ста­нут кров­ные братья, они объ­еди­нят наш мир, как и хо­те­ли преж­де лю­ди. Вот так и за­кан­чи­ва­ет­ся ис­то­рия об этих двух уди­ви­тель­ных стра­нах и ве­ли­кой по­бе­де, — за­кон­чи­ла рас­сказ Ди­ана, и, от­ло­жив план­шет, на ко­то­ром он был на­пи­сан, взгля­ну­ла на де­тей, под­рос­тков и не­ко­то­рых взрос­лых, ко­то­рые стол­пи­лись еще в на­ча­ле ис­то­рии.

Diana27 или Delicious coffee - вкусный кофе

Картинка профиля Di Makey
Автор:
Реформа II глава

Реформа II глава

Реформа — I глава

Реформа — I глава

Другая — 1 глава

Другая — 1 глава

Ночные стражи.

Ночные стражи.

[I’d die to be where you are]

[I’d die to be where you are]

3 комментария

  1. Картинка профиля Юджи

    Юджи - 12.06.2015, 22:27

    Очень классно

  2. Картинка профиля Di Makey

    Di Makey - 26.07.2015, 18:05

    Благодарю вас :3

Добавить отзыв