«Когда всё уходит», by Rouge.

       

Хэй! Я совсем оставила ориджиналы, ибо мой фэндом затягивает меня всё да-а-альше и да-а-альше. 

 

 

Фэндом: To The Moon

Автор: Esther Alone (Rouge)

Бета: сам себе бета (с)

Персонажи: Алистер, Ева, Нил

Рейтинг: а чёрт его знает, вроде ничего опасного нет

Примечание: в подарок подруге, на её же заявку: "Нил и Ева погибают, Алистер скорбит по ним и, неожиданно для самого себя, начинает жить, как они, становиться ними".

Я облажался, ну, неудивительно, тащемта. (А ещё Алистера люблю, он тоже няша. жаль, в игре не был показан, лал)

_______________________________________________________________________________________________________

 

Он неизменно приходит в это кафе, всегда полупустое, и где готовят отвратительный кофе. Здесь вечно пахнет сигаретным дымом, крутятся болтливые раздражающие официантки и столики залиты чем-то липким. Но он, Алистер, приходит именно сюда. Потому что здесь любил бывать Нил. Ему нравилась эта удручающая атмосфера, почему, не знал и он сам. Просто потому, что здесь есть та самая сказка, которую Алистер, за всё время общения с Уоттсом, так и не постиг. Алистер приходил сюда совершенно напрасно. Потому что без друга весь смысл нахождения здесь пропал.

Алистер шумно вздыхает и заказывает кофе. Он не любит этот горький напиток, отвратительно пахнущий непонятно чем – только не кофе. Но именно этот кофе всегда заказывала Ева. Она при этом смешно оправдывалась: «Ну, тут больше нет напитков, которые можно пить без угрозы для здоровья!». А потом сердилась: «А вам-то, какое дело, что я пью?!». Нил и Алистер смеялись, и Розалин, не выдерживая, вскоре улыбалась тоже. Несмотря на то, что она достаточно строга, она умела быть компанейской. 


Алистер знал, что он порой раздражает этих двоих. Они иногда перешёптывались, поглядывая на него, и уходя, смеялись. Алистер полагал, что над ним. Он нередко слышал выпады Уоттса, когда он ссорился с Евой: «Я уволюсь, и ты будешь работать в паре с Алистером! А ты знаешь, какая от него запашина? Хуже, чем от дохлой белки!». И Ева не собиралась его защищать, просто молчала. И это молчание Алистер расценивал, как поддержку. Поддержку Нила, конечно же. 
Ведь они же и были лучшими друзьями.
А Алистер – как приложение к ним, ненужное, как рекламы в почтовом ящике.

А однажды они оба уехали на задание. Всё, как всегда, — исполнить заветную, но, увы, уже недосягаемую мечту очередного умирающего старика, проходя сквозь его воспоминания. 
Алистер не попрощался с ними – был занят бумажной волокитой. Он просто сидел за столом и провожал их автомобиль взглядом. «Когда они вернутся, мы пойдём в кафе, и я услышу рассказы Уоттса и ворчание Евы. Потом они посмеются надо мной, и всё будет, как всегда», — размышлял Алистер, записывая в столбцы количество сломанных аппаратов, которые необходимо было отправить на склад…

Последнее, что он услышал от Нила по телефону, это: «В техническом отделе сидят одни кретины! Наше оборудование вот-вот полетит к чертям, придётся опять выходить, не сохранив проклятое воспоминание. Вот и исполняй желания, когда тебе не дано гарантии, что всё будет хорошо! Идиоты, твою мать…».
И чьё-то воспоминание, в котором находились Нил Уоттс и Ева Розалин, поглотило их, точно огромный хищник пожирает целиком свою маленькую и беззащитную жертву. 

Сбой системы в воспоминании повредил мозги тех, кто там находился, и уже невозможно было что-то исправить. Едва до него долетела эта весть, Алистер, в ужасе, сбивая по дороге людей в белых халатах, смотрящих на него, как на психа, летел к кабинету начальства, чувствуя, как что-то внутри него треснуло, развалилось, сгорело дотла и покрыло все внутренности, всю душу пеплом.

— Что?! Всё кончено?! Что-то ещё можно исправить?! Говорите! – орал он, размахивая руками перед лицом босса.

— К сожалению…

Алистер прослушал всю скорбную начальственную речь. Он ощущал, как его полюбившаяся обыденность взорвалась, как воздушный шар – от одного прикосновения какого-то невидимого острого предмета.

— Извините… — промямлил он, нервно хрустнув пальцами, — Я хотел спросить…

— Спрашивайте, — кивнул безучастный человек в строгом костюме.

— Их смерть была мучительной?

Босс ничего не ответил. Шурша бумагами, он растерянно смотрел куда-то в сторону. Что он мог ответить? Алистер молчал. Для него всё вдруг стало очевидным.


Алистер сидел в кафе и рвал на части салфетку.
Сегодня, сейчас, через год после тех событий, он вдруг осознал, что перестал быть Алистером.

Он стал ими. Евой и Нилом.

Он пил кофе, который любила Ева. Он сидел за столиком, который обычно занимал Нил. Слушал их любимую музыку, пересматривал их любимые фильмы. Алистер собрал их образы в себе, потеряв личность.

А сегодня у него был повод, чтобы ещё раз себя уничтожить. На этот раз – окончательно.

Сегодня – год с их смерти. Сегодня Алистер уволился с работы.

 

Автор:
Астер.

Астер.

Начало или конец?

Начало или конец?

Ее любимое «Шато Марго»

Ее любимое «Шато Марго»

ты должен быть смелым, чтобы найти ответ

ты должен быть смелым, чтобы найти ответ

Такой огромный, такой маленький мир — ♡

Такой огромный, такой маленький мир — ♡

6 комментариев

  1. Эш. - 17.03.2013, 11:40

    Как я уже говорила тебе,Ксень,всё отлично.

  2. ♠Dark Doll♠ - Вечная - 17.03.2013, 12:11

    Это так… печально. Хотя, с другой стороны довольно светло — потому что старые друзья как будто живут в нём) В общем, как всегда очень круто написано)) Особенно радует как даже назвать… ну "описание действий" подробно так, понятно и при этом довольно особенно… Круто очень-очень))

  3. umbrafabula - 17.03.2013, 12:13

    Очень интересно.

  4. Esther†Rouge - 17.03.2013, 12:17

    Спасибо всем)) Я рада, что хоть кто-то не говорит: "Да он же поехавший, ололо", как уже было. Виктория, Ваш отзыв — бальзам на душу, большое-большое спасибо))

  5. Вся вселенная - 17.03.2013, 14:34

    Очень понравилось <3

  6. takanori - 18.03.2013, 09:32

    Руж, сие великолепное произведение надо бы даже добавить в школьную программу. Это великолепно! Все так подробно описано. Жалко конечно Алистера. Потерял друзей. Но это чудесное произведение!)

Добавить отзыв